Финтех-дайджест №6: Как покушать пиццы за 100 миллионов долларов и как, взяв в долг, разорить кредитора

22 мая 2010 года произошла история, которая вошла в топ рейтингов самых глупых поступков. Некто Laszlo Hanyecz написал в форуме поклонников биткойна, что хочет купить пиццу за криптовалюту. Он даже уточнил – какую именно: большого диаметра, с луком, перчиками, колбасками, грибочками и помидорками. За две пиццы Ласло готов был заплатить 10 000 биткойнов. Десять тысяч.

Пиццерий, торгующих за биткойны, тогда не было. Тем более, что Ласло хотел пиццу из вполне конкретной, из Papa John’s. В Британии нашелся человек, купивший Ласло пиццу. Причем если 10 000 биткойнов стоили тогда около 40 долларов США, то пицца реально обошлась в 25 долларов. Таким образом, добровольный помощник неслабо наварился даже по тем временам.

Та самая пицца

Ласло Ханиец вошел в историю, как первый человек, купивший за криптовалюту нечто физически осязаемое. Но через семь лет его вспоминали, как… не самого далекого человека, потому что на тот момент 10 000 биткойнов стоили 100 000 000 долларов США. В январе потраченная на пиццу сумма составляла уже около 200 миллионов, и даже сегодня, после всех коррекций, это около 70 миллионов долларов.

Ласло потом лопухнулся еще раз, когда продал все свои оставшиеся биткойны по 1 доллару, сочтя, видимо, что дороже уже не будет. Паренек из Британии оказался терпеливее и мудрее – он продал полученную от Ласло крипту по 400 долларов, выручив 4 миллиона. Надо думать, он тоже через некоторое время начал приунывать, но превращение 25 баксов в 4 миллиона все равно выглядят очень красиво.

Ласло Ханиецу, конечно, далеко до Рональда Уэйна, который продал 10% акций Apple за 800 долларов. Сегодня его пакет стоил бы 100 миллиардов. И они бы ему очень пригодились, потому что 84-летний Уэйн живет очень скромно. Что же до Ласло, то он исчез с радаров. Хочется верить, у него все хорошо, и на пиццу пока хватает.

Крис «Наше Всё» Скиннер, вспомнивший эту историю, говорит, что биткойн – это не мировая валюта будущего, а волатильный инвестиционный продукт. Резкие скачки курса делают его и другую крипту очень неудобным средством платежа (в первую очередь, для продавцов). Так что остаются только игрища на биржах и/или сидение на сбережениях в надежде, что они отрастут до уровня начала 2018 года. По мнению Криса, любая валюта без участия правительств – это профанация. И однажды главы государств соберутся, подумают и выпустят Настоящую Криптовалюту, которая будет регулироваться в соответствии с законодательством и понятиями цифрового мира. Вот тогда появится настоящее международное средство платежа. А пока – как есть.

Государство в роли Робин-Гуда

Микрофинансовую организацию Wonga заставили вернуть деньги должникам, а потом закрыли
Путь инноватора далеко не всегда усеян розовыми лепестками, да и сам инноватор часто не похож на рыцаря в блестящих доспехах.

Пришла новость, что история британской микрофинансовой организации Wonga.com подошла к концу. Управление перешло к внешней администрации, которая соберет долги с имеющихся клиентов и, скорее всего, потушит свет.

А начиналось все очень красиво. Компания стартовала в 2006 году, выдавая кредиты на короткий срок и под высокий процент. Причем действительно высокий – он достигал 1509%, что по меркам Великобритании просто огромная цифра. Через год Wonga разработала полностью автоматический механизм принятия решения о выдаче кредита. Уже с октября 2007 года она стала выдавать кредиты онлайн, а потом стала первой, выпустившей приложение для iPhone, предназначенное также для мгновенного кредитования.

Средний срок кредита в Wonga составлял 17 дней. И если клиент брал 100 фунтов, то через две с небольшим недели он должен был вернуть уже 113.60. На начальном этапе работы Wonga взятые суммы не возвращала примерно половина (!) клиентов. Внедрение автоматического анализа рисков позволило снизить эту дикую цифру примерно до 10%, то есть даже ниже, чем по традиционным кредиткам в Великобритании. Wonga активно привлекала инвестиции, известно, как минимум, о полученных 100 миллионах фунтов стерлингов. В 2009 году число выданных кредитов превысило 100 000, а бизнес начал приносить прибыль.

Беда подкралась откуда не ждали. Если с выдачей кредитов проблем не было, то с возвратом долгов они все же возникали. Тем более, что к солидным процентам для добросовестных клиентов приплюсовывались совсем уж суровые штрафы, если человек не успевал вернуть деньги в срок. Каждый день просрочки стоил 30 фунтов, не считая набегающих процентов. Неудивительно, что многие клиенты, которым не под силу была даже основная часть долга, после таких штрафов просто уходили в отказ.

В Wonga, недолго думая, стали рассылать должникам страшные письма, где обвиняли их в мошенничестве и угрожали передать информацию в полицию. Также был организован обзвон людей, работающих в государственном или финансовом секторах, которые по закону не имеют право погрязать в долгах. Им, без особых затей, грозили сообщить о просрочке работодателю. Вы спросите – а чего такого? Российские коллекторы ведут себя куда более похабно. Так-то оно так, но в Великобритании подобные методы строго запрещены. В 2014 году по решению суда Wonga вернула (!) 2.6 миллиона фунтов 45 тысячам клиентов, пострадавших от чрезмерного давления. А в 2016 году под давлением регулятора компания была вынуждена списать еще 220 миллионов фунтов долгов еще 330 тысячам клиентов. После этого Wonga уже оправиться не смогла, и то, что она продержалась еще два года, похоже на чудо. Тем более, что к травле подключилась и церковь.

Какова мораль этой истории? Инновации меняют многое, но не меняют людей. То, что у человека есть iPhone, не делает его порядочнее. Технология меняет процесс получения кредита, но не меняет печальный факт – берешь чужие, отдаешь свои. Поэтому наряду с эффектными способами раздачи денег необходимо предусматривать не менее эффективные инструменты их возврата без нарушения законов, иначе у должника открывается возможность позвать маму. В смысле – государство. Например, можно было предусмотреть механизм блокировки гаджетов при задержке возврата долга. На многих это действует куда лучше телефонных угроз.

Впрочем, скорее всего, до этого дойдет очень скоро.