Голубая опасность

Эта история случилась в конце девяностых в одном из больших городов нашей необъятной России. Одна государева служба для того, чтобы отпраздновать профессиональный праздник, арендовала театр юного зрителя. Целиком. Разумеется, для того, чтобы культурно встретить праздник, посмотреть концерт с артистами театра, вручить друг другу почетные грамоты и ценные подарки, после чего, пригубив шампанское, отправиться домой, к семьям.

Все так бы и было, но на беду в окружном управлении решили проверить — как подчиненные на местах отмечают профессиональный праздник? Достойно ли несут честь мундира? Не усугубляют ли? За что именно вручают почетные грамоты?

Контрольная группа прибыла в театр через три часа после официального начала мероприятия. На подходе к залу проверяющих удивили подозрительные вопли. В зале было пусто. Только на сцене по занавесу, который помнили несколько поколений детей города, карабкался вверх немного нетрезвый капитан. Он орал песню «Буратино» из одноименного фильма. Когда до потолка было уже совсем немного, вместо «Буратино» у него получилось «Буээээ», и сверху ударил водопад из выпитого. Вслед за ним рухнул капитан и немедленно уснул.

Немного удивленные контролеры пошли за сцену. Тут и там они натыкались на тела сотрудников, пребывающих в нирване.

В кабинете главного режиссера ТЮЗа гостей из центра ждали два сюрприза. Во-первых, стол был плотно заставлен бутылками с самым разнообразным алкоголем. Во-вторых, на кожаном диване начальник областного филиала интенсивно вступал в интимную связь с актрисой-травести, находящейся в образе Мальвины. Все знали, что заслуженной артистке России уже лет двадцать, как немного за тридцать, но детей это не смущало. И бравого подполковника, похоже, тоже.

Рядом с исполняющей этюд парой мирно спала младший лейтенант. Ее звание было идентифицировано по кителю на прекрасное голое тело.

Главной проблемой для комиссии стало определение меры наказания для начальника. С подчиненными-то все понятно, выговор за пьянку — и всё. Но в правилах нет пункта, запрещающего вступать в отношения с Мальвиной. В результате, Буратино в погонах получил строгий выговор с формулировкой «Злоупотребление алкоголем на официальном мероприятии С ОСОБЫМ ЦИНИЗМОМ».

Справедливости ради, этим все и закончилось. Выговор через полгода сняли, а на следующий профессиональный праздник арендовали театр оперы и балета. И когда Розина вышла петь каватину из оперы «Севильский цирюльник» в голубом парике, начальник выматерился на весь зал, приняв все за розыгрыш подчиненных.

Осторожнее с Мальвинами.