Неделя в Казани

Всю прошлую неделю я, как и планировал, прожил в Казани. Причем только две ночи в гостинице, а остальные — в квартирах, снятых через Airbnb. Реальная квартира существенно приближает ощущения к тем, что испытывает обычный житель. Не до конца, естественно. Но все же это не дистилированный мир гостиницы.

График, как обычно, был довольно плотным, но в целом тоже получилось, как у нормального казанца — утром на работу, вечером «домой». Ну разве что без семейных ужинов, их заменяли многочисленные кафе. Была возможность побродить по окрестностям, посмотреть — чем живет город, что в нем происходит. Неделя — это много. Так долго я в Казани еще не жил никогда. Понял и прочувствовал сильно больше, чем за прошлые визиты. Ну, наверное, за исключением самого первого, в конце девяностых.

Первая квартира была в Ново-Савиновском районе, который в Казани принято называть Кварталами. Это сплошные новостройки, стоящие на месте болота, пары деревенек и даже на месте частично засыпанного русла реки Казанки. Я жил в доме на самом берегу, где еще недавно текла река. Он настолько новый, что карты Google его не знают, и такси Gett к нему банально не вызовешь, приходилось указывать более старую постройку по соседству. Кварталы считаются районом очень престижным. И недешевым — даже по московским меркам. Достаточно скромная однокомнатная квартира с большой кухней (ту, что я снимал) стоит около 5 миллионов рублей. За ту же сумму сейчас можно без особого труда найти похожий вариант в спальных районах Москвы. Дом, кстати, претендует на элитность, однако строили его, похоже, из прессованной туалетной бумаги, потому что слышимость просто ошеломительная. Во время поездок по стране я уже привык, что в новостройках хорошо слышно соседей сверху и за стеной. Но в данном случае отчетливо различались даже действия соседей через этаж и выше. Наверное, однажды, когда все поставят мебель и навешают ковров, ситуация чуть улучшится. Однако звукоизоляция в новых домах становится такой же необходимой операцией при ремонте, как укладка пола.

Сам район не понравился категорически. Он состоит из одних лишь домов, и ничего другого там просто нет. После старинного Вахитовского района оказаться в обычных каменных джунглях было не самым приятным опытом. Наверное, со временем и тут все будет неплохо. Но пока желания жить на Кварталах (так принято говорить в Казани) не возникает ни малейшего.

О двух ночах в Central Kazan Hotel Kremlin сказать совершенно нечего. Год назад это был Mariott, теперь название поменялось, но сервис не пострадал. Очень достойная гостиница рядом с кремлем, но ценник там довольно суровый. Одна ночь стоит, как три-четыре в очень хорошей квартире. Как говорится, думайте сами, решайте сами.

Ну и следующий заход — квартира в новостройке в Профессорском переулке, это самый центр Казани. Дом тоже совершенно новый, но какой-то странный. То есть он, как положено «элитный», но вся внешняя отделка уже посыпалась, краска слезла, железные элементы заржавели. Внутри дома все как-то странно с вентиляцией. В лифте ее нет. На этаже… Ну, вроде откуда-то поддувало. То есть пожил я там с интересом и не без удовольствия. Но с учетом цены квартиры в районе 7-8 миллионов рублей (если не больше), покупать бы ее не стал, нет.

С лоджии этой квартиры открывался хороший вид на центр Казани. И я в очередной раз поразился эклектике застройки. Словно каждый дом построен, как б-г на душу положил, без учета окружения и ландшафта. С земли это заметно меньше. Но сверху… Впрочем, эклектичность всегда была фишкой Казани. Меня еще в конце девяностых удивляло — что умудрялись сотворять тут с типовыми сталинками и многоэтажками.

О стиле жизни по-казански

Когда живешь относительно долго и не в гостинице, с жизнью сталкиваешься гораздо плотнее.  И под конец меня уже стала малость… удивлять милая казанская расслабуха, о которой мне часто говорили местные, но самому раньше сталкиваться не приходилось. Например, приходишь в кафе, берешь меню. Выбираешь что-то. А официант сообщает, что этого нет. И этого. И этого вот тоже всего нет до конца страницы. Почему бы об этом не сказать сразу? Не знаю. Замечу, что так было не в одном и даже не в двух кафе.

Порадовал и другой эпизод с общепитом. Захожу в кафе на центральной улице, работающее с 11 утра. На часах, между прочим, уже 13 с гаком. Дверь открыта, но девушка за стойкой сообщает, что кафе откроется только минут через сорок. Почему бы не запереть дверь? Почему бы не изменить график на ней? Непонятно. Kazan-style.

Хозяин второй квартиры вообще жег напалмом. Когда зашел на кухню, обнаружил, что там конкретно пахнет газом. Горничная уже ушла, звоню ему. Мол, че-то тут не так. А, говорит, это газовый котел на стене. Иногда вентиляция не справляется! Откройте окно пошире и спите спокойно. А газом пахнет нормально так. Хожу, нюхаю углы. И опытным путем выяснил, что не котел источник, а газовая плита. Видимо, подключали ее при помощи скотча и жувачки. И газ радостно бежит наружу. Перекрыл его нафиг, вонять перестало.

То есть у человека стоит квартира, где есть утечка газа. Он ее сдает людям. А в остальное время газ просто накапливается в кухне. И в один прекрасный день оно может нехило жахнуть.  Лишив человека квартиры и дохода, связанного с ней. Более того, нельзя исключить и вероятность прогулки с котелком в сторону Мордовии. Объяснить это чем-то, кроме Kazan-style, я не могу.

И многое в Казани так :)

О поддержке

Давно еще, в конце девяностых, некоторые знакомые говорили мне, что пробиться в Татарстане может только представитель коренной национальности. Остальным и пытаться даже нечего.

Скажу честно, я в эти сказки про поддержку по национальному признаку не верю в принципе. В высококонкурентном обществе с ограниченными ресурсами это выходит боком. И очень быстро. Оно возможно в замкнутой среде, где в принципе не стоит вопрос эффективности. Ни в каком виде, даже на уровне распила и отката. А когда доходит до дела, все эти милые диаспоры разлетаются в пух и прах. Не только в России наблюдал.

В этот раз аккуратно поспрашивал аборигенов — что у вас тут с национальным вопросом. И получил вполне ожидаемый ответ. Сама по себе национальность имеет весьма шаткое значение. Для многих это, кстати, новость, но при товарище Сталине в татары записали многих, кто себя таковым и не считал. В частности, волжских булгар. В результате получается странное: татарский язык формально один, но на практике есть несколько версий, отличающихся друг от друга сильно больше, чем русский от украинского.

Так вот, если ты чистокровный татарин, допустим, из Екатеринбурга, в Татарстане тебе никаких бонусов не будет. И если ты татарин из Казани — в общем, тоже. Но вот если твои предки родом из некой деревни, где корни у уважаемого человека, тут определенный простор для маневра появляется. Нет, конечно, никто тебя не сделает сразу большим начальником. Но в силу непременного наличия некоторых родственных связей и уважения к ним, появляется повод предстать перед начальственными очами. И там уж как пойдет. Да, конечно, у детей состоятельных родителей возможности слегка больше, чем у простых смертных. И все же, в силу традиций мудрого татарского народа, даже золотая молодежь держится в узде.

Вообще, желание видеть вокруг своих абсолютно нормально. Главное, чтобы не доходило до абсурда.

Заброшенные дворцы

Уже в ночь перед отъездом много ходил по центру и обратил внимание — сколько же в Казани заброшенного или просто незаселенного элитного жилья. Перед празднованием 1000-летия города, а потом и перед Универсиадой старые дома в Казани сносили буквально кварталами. Например, улицу Некрасова снесли вообще целиком, за исключением одного дома. Я не готов судить — хорошо это или не очень. Конечно, здорово бы не сносить, а восстанавливать. Но это очень дорогое мероприятие без коммерческих перспектив, так что отреставрировали только самое-самое. Да и то не всё. А вот построить на месте четырех старых домов многоэтажку — это отличный бизнес.

Дома попроще построили и заселили вполне благополучно. А вот с элиткой, похоже, возникли трудности. Стоят квартиры в таких домах на уровне центральных районов Москвы. Но Казань, при всем уважении, все же не совсем Москва, и богатых людей, по всем признакам, хватило не на все дома. И сейчас центр представляет собой странное зрелище. Некоторые шикарные дома достроены полностью и даже меблированы, но в них никто не живет. Некоторые застряли на финальной стадии строительства: подведены коммуникации, установлены окна, но внутри конь не валялся. В самых удачных проектах вечером горят буквально 2-3 окна, а что с остальными квартирами — не очень понятно.

В Казани я изобрел Индекс Мороженого в Креманке. Суть в том, что во времена моего детства такая порция стоила 40 копеек, а теперь 150 рублей. Нетрудно посчитать, что советский рубль примерно равен 375 нынешним. Можете из любопытства пересчитать свои доходы.

В принципе, логично. Вокруг Казани полно красивых мест, и люди с деньгами предпочитают строить дома где-нибудь в лесу или у озера. А лучше — на пересечении леса и озера. Расстояния относительно невелики, и смысла покупать квартирищу в центре нет. Да и 25-30 миллионов рублей нынче на дороге не валяются. И вот — стоят, стоят они. Наверное, когда-то продадутся. Но не факт.

Не стоит, конечно, думать, что такая картина только в Казани. Оно по всей стране так. Строительная отрасль давно уже работает несбалансированно, и очень значительная часть строящихся домов не будет заселена в обозримом будущем. Но и остановить процесс нельзя. Чревато, знаете ли.

Итого

Мечты хороши тем, что сбываются. За сорок лет мне ни разу не удавалось побыть в Казани достаточно долго, чтобы даже немного надоело. И вот — удалось. Нет, я по-прежнему очень люблю этот город, и по малейшему поводу готов снова метнуться туда. Хоть завтра. Но время позволило узнать его чуть лучше обычного. Любви не убавилось. Но иллюзии чуть-чуть утратили розовый оттенок.

Надеюсь, до скорого.

P.S. А вот пара текстов, написанных в Казани.

«С „Ак барсом” все в порядке!» Репортаж с годового собрания акционеров главного банка Татарстана

10 тезисов о том, зачем на самом деле нужны инновационные подразделения банков