Революционные мысли, или Петербургом навеяло

Хожу несколько дней по Петербургу. Много хожу. Дочь тут в первый раз, посмотреть хочет побольше. Ну и я заодно освежаю в памяти некоторые моменты из истории.

Домов много красивых. Вроде европейский стиль тщательно копировали, а лучше получалось. Потому что в Европах по шаблону многое сделано. А в Петербурге каждый норовил выделиться. Необычность свою показать. Иногда, конечно, смотрится немного… странно. Но в целом улицы в центре просто удивительно интересны. Может когда-нибудь получится приехать и недельку вдумчиво побродить, посмотреть по сторонам, позаходить в дворы и здания.

piter2015

Но вот смотришь — богатый красивый дом. Явно кто-то для себя строил. Денег много потратил. Времени. Душу вложил. Ну или дед построил. И там уже несколько поколений родилось.

И вдруг в 1918 году пришли и сказали: «Слышь, дом больше не твой. Вот тебе пара комнат, а остальное — народу». И подселяется к тебе Вася с семьей. Или несколько Вась. И устраивает Вася на радостях пьянки в течение пары лет. И пугают его гости твоих детей. А жену Вася сам за задницу умело берет. И гадит в кадку с пальмой.

А еще твои вклады в банке у тебя отнимают. Все. Разом. И какие-то непонятные люди запросто приходят в оставшиеся комнаты и забирают все ценное. Якобы на благо трудового народа. Шаляпин писал в мемуарах, как у него изъяли запасы вина. Несколько ящиков. И потом он это вино покупал в ресторане рядом с домом. Узнавал по этикеткам, где было написано не по-русски «Разлито специально для господина Шаляпина».

И детей твоих в ВУЗ не берут. И в школу тоже. Потому что ты — буржуй. Детям буржуев не положено учиться.

Ты сроду в церковь не ходил. С горя побежал, а там нет больше церкви. Здание-то стоит, а в нем штаб местной ячейки партии большевиков. Пьяные все, злобные. Солдатов с оружием полно. Чуть что — палить начинают.

Не знаю я, как люди, имевшие определенное положение в обществе и оставшиеся в России, пережили все это. Когда вся жизнь за несколько месяцев выворачивается наизнанку. Когда все в ней рушится. Мне кажется, невозможно такое пережить без непоправимого ущерба психике.

А еще представьте — как же надо надо было скручивать и сжимать пружину народной ненависти к хоть сколько-то богатым людям, до какой нищеты надо было довести большинство населения, чтобы однажды пружина эта сорвалась и разнесла всё вдребезги? При полном одобрении этого большинства, замечу.

Да невозможно представить такое. Невозможно.

Кстати, в девяностые мне часто приходилось слышать от сверстников: мол, я потомок такого-то, и если б не революция, жил бы сейчас…

У меня прадед богатый был. Кондитерская фабрика у него имелась. Дом большой. О состоянии можно судить хотя бы по тому, что после двух раскулачиваний мне прадедовские золотые десятки на свадьбу дарили. Мне, правнуку. А сколько их было продано в тяжелые времена по разным поводам — и не счесть.

Могу ли я помечтать — как хорошо жил бы, если бы Николая II во время поездки в Японию замочили насмерть? Ну или если бы Александр III пожил подольше. Или еще что-то в таком духе.

Нет, не могу. Потому что тогда бы моя бабушка, дочь богатого уважаемого человека, никогда бы не вышла за деда, безродного уроженца Астрахани. Не пересеклись бы они ни при каком раскладе.

Не было бы меня. И большинства мечтунов тоже.

Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые. И все же не хотелось бы еще раз пережить эпоху перемен. Даже таких, как в девяностые, которые были жалкой безобидной пародией на 1917-й…

Следующий постКнига, как свидетельство