Здесь жил Ленин

Во время прошлого визита в Ульяновск я сходил в Ленинский мемориал у берега Волги, где под бетонной крышей собрано несколько домиков, в которых когда-то жила семья Ульяновых. Но то были съемные дома. А единственный дом, которым семья владела, и где провела, возможно, лучшие свои годы в Симбирске, находится на улице Ленина, бывшей Московской. И сегодня я туда дошел.

В Ульяновске сделали классную вещь — сохранили бывшую Московскую почти в том же виде, какой она была при Ленине. Идешь по ней и вполне ощущаешь атмосферу конца 19 века. Церкви, правда, посносили (какие церкви на улице вождя мирового пролетариата, вы с ума сошли!), но множество домов остались с тех пор. От лавок и до типографии, где когда-то печатали труды отца Ленина.

Илья Николаевич, как мы знаем, был человеком непростым. Родившись в Астрахани в мещанской семье, он дослужился до чина действительного статского советника и потомственного дворянства. Статский советник — это гражданский генерал. Так что к 1878 году семье удалось собрать денег на дом площадью около 250 квадратных метров, к которому прилегал участок земли на полгектара.

Вид с балкона

Сейчас дом кажется относительно маленьким — в силу особенностей планировки своего времени и низких дверных проемов (люди были меньше, чем сейчас). Но для конца 19 века это, конечно, роскошь. На первом этаже большая столовая, кабинет отца, приемная, спальня матери, комната няни. На втором жили дети, причем свои комнаты были только у старших, а трое младших жили вместе. Владимиру Ильичу досталась, наверное, наименее козырная из комнат рядом с лестницей. Но вроде он не роптал.

Кабинет отца

Столовая

Веранда

Шкатулка в комнате матери. Ее сделал сам Александр Ульянов

Русская печь в зимней кухне

Детская

Сотрудники музея с большой грустью говорят о судьбе Александра Ульянова. Он был классическим таким ботаником. Закончил с золотой медалью гимназию, уже в Петербурском университете успел получить золотую медаль за труд по зоологии. На беду свою он увлекался химией, бывшей после покушения на Александра II полузапрещенной наукой, и ставил всякие опыты в летней кухне. Юношу приметили революционеры, которых в изобилии ссылали в Симбирск, если еще не заслужили ссылку в Сибирь. Химик был нужен. Ну и, что называется, охмурили. Сам Владимир Ильич революцией до 17 лет вообще не интересовался, увлекался охотой и читал Тургенева.

Отец Александра Керенского влепил Александру Ульянову за сочинение 4 с минусом. Потому что забыл похвалить царя.

Большой дом с садом, во дворе поле для крикета, каретный сарай, беседка. Недалеко от дома каток, куда дети ходили по очереди, потому что на всех было всего две пары коньков (они стоили дороже лошади, поэтому считались признаком подлинного богатства). Директором гимназии, где учились дети, был Федор Керенский, отец того самого Керенского. Теснота мира удивительная.

Комната Володи Ульянова

А потом все посыпалось. В январе 1886 года скоропостижно умирает Илья Николаевич Ульянов, только что получивший орден Св. Станислава 1 степени, дающий потомственное дворянство. Ему было всего 54 года. Удивительно, но в том же возрасте и практически в ту же дату (21 января вместо 24-го) умрет сам Ленин. И тоже от инсульта.

Рояль. Таких в Симбирске было всего три.

В марте 1887 года за попытку покушения на Александра III арестовывают Александра Ульянова. Ему предлагают написать прошение о помиловании, но он пишет его в такой форме, что прошение даже не показывают императору. В мае его вешают в Шлиссельбурге. Тогда же 17-летний Володя, которого брат гнобил за отсутствие интереса к революционной литературе, впервые начинает ее читать. В 1888 году он поступает в Казанский университет, мать по совету полиции едет присматривать за ним, а имение продают.

Потом оно несколько раз переходило из рук в руки, но после смерти Ленина силами его брата и сестер в доме восстанавливается обстановка того короткого благополучного периода жизни семьи.

Лаборатория Александра в летней кухне

Да, наверное, если бы мать раньше обратила внимание на увлечения старшего сына, да и отец был построже, все могло сложиться иначе. Не для страны, потому что ее уже колбасило со страшной силой, и «таланты» Николая II все равно бы довели до нехорошего. Но вот у конкретной семьи жизнь могла быть иной. И у нас тоже.

Любимая беседка матери Ленина

Но сослагательного наклонения в истории не бывает. Все было так, как быть должно. Нам остается лишь знать и делать выводы.

Но мы, как обычно, их не сделаем.