При советской власти был журнал “Крокодил”. Юмористический. Для самых широких масс. Одним из самых благодарных читателей “Крокодила” был скромный молдаванин Леонид Ильич Брежнев. Поэтому работать там было очень приятно и почетно. И даже когда Леонид Ильич безвременно скончался, задел оставался приличный.

крокодил журнал

“Крокодил” выходил многомиллионными тиражами, и предназначался не для интеллектуальной элиты, а для простых работяг. Поэтому шутки там были простые и внятные. Чтобы каждый слесарь понял и взоржал.

И вот вспоминается мне одна карикатура оттуда.

Сцена театра. На переднем плане стоит девочка с рогаткой. У ее ног лежит дохлая ворона. Девочку держит за руку милиционер. На заднем плане с независимым видом идут в разные стороны мужчины в старомодных сюртуках. Милиционер спрашивает: “Кто был свидетель умиленный ее младенческих забав?”.

Смешно вам? Я в детстве, помнится, очень порадовался. Потому что все же очевидно. Это пародия на цитату из Пушкина, перекочевавшую в оперу “Евгений Онегин”. Ленский там такое поет, когда его Онегин взволновал до уровня сатисфакции. Смешение “Евгения Онегина” и современности – это очень весело. Если, конечно, ты в теме.

Получается, что в начале восьмидесятых широкие массы такой юмор хорошо понимали. Иначе бы в “Крокодил” эта карикатура не попала. Опубликовали бы в “Литературке” какой-нибудь.

А вот поняли бы массы шутку сейчас? Ох не уверен. Продвинутому потребителю Пушкина знать даже вредновато. Он, сволочь такая, вкус воспитывает и чувства добрые лирой пробуждает.