Репортаж с места события

Есть истории, которые надо рассказывать абсолютно нейтрально. Одно неловкое слово, даже намек на такое слово – и слушатели, забыв о первоначальной теме, начинают клеймить тебя и поливать друг друга.

Но нейтральность убивает значительную часть по-настоящему хороших историй. Сухое изложение фактов общими словами не дает понять истинное содержание события. И, стремясь никого не обидеть, мы поощряем многих людей равнодушно проходить мимо. Даже тех, кому это было бы важно или полезно.

Вот пример.

6 ноября в Лондоне в синагоге Bevis Marks состоялась ежегодная премия Совета раввинов Европы CER Prize. Главный раввин Москвы Пинхас Гольдшмидт вручил награду трем стартапам, два из которых родом из Израиля, а один – из Великобритании. Премия вручалась уже в седьмой раз, и всегда награждаются проекты, основанные на еврейском принципе «тикун олам» – улучшение мира.

Ну как, зацепило? Привлекло внимание? Какие-то раввины, почему-то в лондонской синагоге, что за тикун олам, причем тут вообще главный раввин Москвы… Мудрено слишком, хоть и сухо-нейтрально. Наверное, я бы и сам не обратил внимания на эту новость. Но когда все происходит у тебя на глазах, восприятие меняется. Это действительно хорошая история, причем касается она даже тех, кто никогда не бывал в синагогах. Я расскажу ее так, как увидел сам. И если кого-то сказанное заденет… Что же, если мы с кем-то и расстаемся по пути, то только для того, чтобы освободилось время и место для новых встреч.

Однажды в Лондоне

Синанога Bevis Marks была построена в 1701 году. В России Петр I только подумывал о том, не основать ли ему Санкт-Петербург, а в свежеотстроенном на месте маленькой старой синагоги здании уже собиралась еврейская община. Сегодня это единственная синагога в Европе, не прерывавшая работу в течение 300 лет. К сожалению, многим ее товаркам на материке повезло сильно меньше.

Для освещения синагоги до сих пор используются обычные восковые свечи

Трудно перечислить политиков и просто известных людей, побывавших в Bevis Marks. Проще, наверное, вспомнить тех, кто так и не зашел. Если попросите, вам покажут, где сидели принц Чарльз с Тони Блэром. А шестого ноября в синагоге собрались около 200 человек, чтобы вручить CER Prize, премию ежегодного конкурса IT-проектов, учрежденную Советом раввинов Европы в 2013 году.

Я понимаю, что у многих читателей сейчас треснул шаблон. Раввины? IT-премия? Вручают в храме? Да что вообще происходит? Могу добавить накала к вашему удивлению, потому что раввины-то не простые, а ортодоксальные. Их еще называют литваками. По сравнению с более молодыми течениями иудаизма, литваки гораздо более требовательны и строги. И вот да, эти люди при поддержке общины изучают сотни заявок на конкурс (в нынешнем году их было подано более 500) и отбирают лучшие.

Под «лучшим» в случае CER Prize подразумевается не коммерческий потенциал (хотя если он есть – никто не осудит), а соответствие принципу иудаизма под названием «тикун олям». Я вряд ли скажу о нем лучше главного раввина Москвы (и президента Совета раввинов Европы) Пинхаса Гольдшмидта. По его словам, Всевышний создал этот мир прекрасным, но не завершенным. В нем есть, что можно улучшить, и кому, как не человеку, главному творению Б-жьему, этим заниматься? «Тикун олям» дословно и переводится, как «улучшение мира». Прекрасен виноград, но не менее прекрасны напитки из него, придуманные человеком. Нельзя не восхищаться красотой пшеничного колоса, но хлеб, испеченный человеком, тоже настоящее чудо. В цифровом мире есть не меньший простор для улучшения, что особенно важно в период информационной турбулентности, накрывшей цивилизацию после изобретения компьютеров и – особенно – интернета.

Главный раввин Москвы Пинхас Гольдшмидт

Для не очень погруженных в иудаизм уточню, что синагога – это не храм, а религиозный центр общины. Место все равно особенное, и в синагоге хранится действительно сакральный предмет – рукописный список Торы. Однако это, повторюсь, не храм, и проведение IT-премии в нем вполне уместно. Точно также раввин – это не священнослужитель, а, скорее, ученое звание. Да, толкование Торы довольно далеко от IT, но, говорят, именно врожденные навыки к этому у значительной части населения сделали Израиль мировым лидером по количеству стартапов на квадратный метр территории. Тем более, раввины принимают решение не одни, им помогают инвесторы и владельцы IT-бизнесов.

Суммы, которые получают победители, скажем так, не ошеломляют. За первое место 26 тысяч евро, за второе и третье по 18 тысяч. Единорогом точно не станешь. Но престиж премии привлекает внимание настоящих инвесторов. Более того, таковые нередко обнаруживаются и среди членов жюри.

В 2019 году первое место заняла Яэль Замир, глава проекта Embryonics. Он работает на стыке медицины и IT. Дети – главная радость для любой семьи, однако для миллионов пар единственным способом обзавестись ими становится искусственное оплодотворение (ЭКО). Несмотря на все обещания врачей, процесс этот муторный, болезненный, да вдобавок еще и склонный растягиваться на годы. Немаловажна и финансовая составляющая: каждая итерация, независимо от успешности, обходится в десятки тысяч долларов. Embryonics, опираясь на анализ баз данных крупных центров ЭКО, улучшает отбор эмбрионов, существенно повышая вероятность успешности процедуры. Как это теперь модно, проект использует алгоритмы искусственного интеллекта. Компания базируется в Герцлии, недалеко от Тель-Авива, а у матери-основательницы уже родилось четверо детей.

Второе место досталось Acorn  Aspirations и основательнице Елени Синель. Это британский акселератор для подростков от 12 до 18 лет, где они могут запустить настоящие (ну, почти) проекты в области изучения искусственного интеллекта, машинного обучения и data science. К детям приходят взрослые люди из настоящих компаний, типа Mastercard и Microsoft, учат разному, а потом ученики пробуют сделать что-то свое. Дело, несомненно, благое, хотя вариаций на эту тему существует довольно много. В СССР такое называлось Станцией юных техников.

В первом ряду слева направо Елена Синель, Яэль Замир и Иегуда Эльрам

А вот третье место очень запало мне в душу. Иегуда Эльрам, глава проекта eggXYt, придумал способ спасать от бессмысленной гибели 8 миллиардов цыплят в год. Дело в том, что петухи никому не нужны. Они не несут яйца и плохо набирают вес. Поэтому в инкубаторах по всему миру тщательно сортируют только что вылупившихся цыплят, и сразу же утилизируют мальчиков. Мало того, что это ужасно, убивать цыпляток, так еще и налицо дичайшая неэффективность отрасли. Сначала тратится уйма времени и средств на «высиживание» яиц, потом на сортировку цыплят, а потом еще и на утилизацию половины из них. Кошмар какой-то, с какой стороны ни посмотри. Технология eggXYt при помощи своеобразного УЗИ позволяет определять будущих петухов сразу после того, как курица снесло яйцо. И тогда петухи, так и не начав развиваться, отправляются в виде яиц на магазинные полки, а птицефабрики получают вожделенных куриц. Да, в обоих случаях биография птичек все равно не очень вдохновляющая, и воинствующим веганам есть над чем порыдать. Но восемь миллиардов цыплят не умрут абсолютно впустую. А экономика отрасли станет эффективнее. Починка мира, как она есть.

The neverending story

В мире существует просто гигантское количество конкурсов стартапов, организованных, в том числе, и религиозными организациями. Но последние обычно полны какой-то лютой серьезности. Не хочется вдаваться в детали и давать примеры (от греха, знаете ли), но вот эти милые заявления, что решения вместе с жюри принимает лично Иисус…

Иногда надписи понятны, даже если ты совсем не знаешь иврит. Это десять заповедей

На сайте премии CER prize нет никаких упоминаний о воле Всевышнего. Равно как и нет привязки к вероисповеданию номинантов. Просто этот прекрасный мир надо постоянно улучшать. И кто-то должен этим заниматься. А пути Его, как и к Нему, бывают очень разными. Когда-нибудь мы обязательно получим исчерпывающую оценку нашим улучшениям.

А пока можно просто немного стараться.