Все только начинается, на-чи-на-ет-ся!

Уже несколько дней наблюдаю за тем, как Соединенные Штаты топчут собственную IT-отрасль, думая, что топчут Huawei. И чем дальше, тем страшнее наблюдать.

Чтобы понять причину моих страхов, давайте сначала вспомним, с чего все началось.

У США к Китаю есть претензия: китайцы экспортируют в США товаров на 522 миллиарда долларов, а покупают всего на 187 миллиардов. Дефицит 335 миллиардов! Плохой, плохой Китай!

Но давайте посмотрим на структуру экспорта двух стран. Вот как он выглядел в 2017 году.

Китай экспортировал в США:

Электрооборудование — 146 млрд долларов;

Машины и оборудование — 110 млрд долларов;

Мебель и постельные принадлежности — 32 млрд долларов;

Игрушки и спортивное оборудование — 26 млрд долларов;

Пластмасса — 16 млрд долларов;

Услуги — 17 млрд долларов.

 

 

США экспортировали в Китай:

Услуги — 58 млрд долларов;

Самолёты — 16 млрд долларов;

Машины и оборудование — 13 млрд долларов;

Зерно, фрукты, соя — 13 млрд долларов;

Автомобили — 13 млрд долларов;

Электрооборудование — 12 млрд долларов.

Как мы знаем, Китай и США с 2018 года ведут переговоры о том, как бы этот дисбаланс устранить. У меня есть отличная новость, читатель. Эти переговоры заведомо бесполезны, и обе стороны это понимают.

Более того, эти переговоры глубоко лицемерны. Потому что вины Китая в происходящем нет. Наоборот, он сделал все, как обещал.

Посмотрите еще раз на эти цифры. Подумайте о них. А пока давайте вернемся еще на несколько десятилетий назад.

Когда в конце восьмидесятых в СССР издали мемуары Ли Якокки, бывшего президента Ford и Chrysler, примерно треть этой книги была посвящена проклятиям в адрес Японии. Якокка тогда подумывал идти в президенты, и главным тезисом его агитации было «А ну-ка давайте надерем жопу узкоглазым!». В то время японские электроника и автомобили действительно всерьез теснили американские аналоги, а кое-какие из последних просто уничтожили. Японская экономика за 15 лет выросла более, чем в 10 раз, и казалось, что унять этого молоха просто невозможно. Еще чуть-чуть, и японцы захватят Америку!

Японские инженеры действительно способны творить чудеса. И когда б не жесточайшие ресурсные ограничения (свободные площади, полезные ископаемые, топливо – по всем этим пунктам Япония представляет собой одно большое ограничение), шансы на мировое господство могли бы появиться. А так просто сильный конкурент в некоторых отраслях, не более того.

Но даже такая Япония многих раздражала. И, хотя к концу восьмидесятых рост японской экономики существенно притормозил, воспоминания о былых скачках продолжали нервировать.

А тут вдруг в начале девяностых Китай решил строить коммунизм с человеческим лицом и разрешил иностранные инвестиции. «Ага», – сказали тайные правители мира, – «Ща мы япошек-то нахлобучим. Китайцев много, они нищие, готовы работать буквально за еду. Полезных ископаемых в Китае хватает. Чего нет, у русских возьмут. К вопросам экологии относятся наплевательски, можно любые вредные производства размещать. А инновировать у них получается средне, так что бояться, что наш Ford окончательно угандошат, не приходится».

Сказано – сделано. Инвестиции в Китай полились рекой. С 1990 по 2000 годы ВВП Китая скакнул в три раза, а потом дважды удвоился за пятилетку (с 2000 по 2005 и с 2005 по 2010). На еще одно удвоение ушло 7 лет, но там ход был мощный, с 6 до 12 триллионов долларов.

Япония продолжала еще некоторое время расти по инерции, но с 1995 года перестала. Сейчас японский ВВП ниже, чем в конце прошлого века, и в Америке ее больше никто не боится.

Китай честно и упорно выполнял свою новую роль мировой фабрики. Качество продукции неуклонно росло, и если в начале двухтысячных надпись Made in China коробила, то уже минимум десятилетие назад перестала. Тем более, что Made in China стало абсолютно все. Дешевого и качественного товара стало много. И всем это очень нравилось. Американцам тоже.

Первые китайские попытки делать что-то свое выглядели не очень. За что ни возьмись – утюги, автомобили, телефоны, обувь, фены – все было страшным говном. Единственное, что как-то давало им право на жизнь – низкая цена. Почти мусорная. И для многих людей, кстати, этого оказывалось достаточно.

Китай продолжал затаскивать к себе все возможные и невозможные производства со всего мира, включая самые вредные. Жить во многих городах стало почти невозможно. Но люди терпели. А параллельно страна работала и над своими продуктами. Первое более-менее получившееся «свое» было просто честно спизженным обмеренным чужим. Но где-то лет десять назад стали появляться первые признаки нестыдных самобытных решений. А пять лет назад это были уже не признаки.

Если долго копировать что-то, со временем поймешь логику вещей и сможешь придумывать сам. По такой же схеме развивалась советская инженерная школа в двадцатых годах. Как видим, тропинка оказалась правильной и в 21-м веке.

И вот безропотная гигантская фабрика стала поднимать голову. Почти так же, как японцы в восьмидесятых. Только китайцы гораздо более терпеливы и скрытны. Они, к примеру, не покупали американские киностудии. Они просто сделали так, что без участия китайских студий прокат в Поднебесной не задается. И много таких примеров. Очень много.

Штатам такие вещи, понятное дело, нравились средне. Но было и понимание, что изменить расклад без самых неприятных последствий невозможно. Давайте еще раз посмотрим на цифры экспорта. Да, дисбаланс огромный. Но что может Китай покупать в Штатах, чтобы исправить ситуацию?

Еще больше самолетов? Но они не нужны в таких количествах. И у Европы с Латинской Америкой есть неплохие предложения.

Больше машин и оборудования? Но Китаю нужны только совсем уникальные решения для инфраструктурных проектов, а остальное он давно делает сам.

Автомобили? Но все автогиганты давно построили совместные производства на территории Китая. Авто не местного производства и, в особенности, дорогие седаны и суперкары облагаются пошлиной до 100%. Субсидии на гибриды просуществовали недолго, их в этом году отменили. Местный средний класс с удовольствием ездит на машинах локальной сборки зарубежных и местных марок, которые достигли более чем достойного качества.

Зерно и фрукты? Да, соя – важный объект импорта, но Китай покупает ее не только в США, и есть места, где она существенно дешевле. Правда, эти места США не нравятся.

Услуги? Да, это развивающееся направление (облачные сервисы, если что, тоже услуги), но на фоне вот таких экивоков доверие к услугам оказывается подорванным.

Нигде нет достаточного простора для роста. Нигде. Америка слишком долго вывозила производства массовых продуктов в Китай, чтобы вдруг начать предлагать им альтернативу.

Единственный способ резко сократить дефицит – перевооружить китайскую армию. Пересадить на американские самолеты и танки, перевести ПВО на американские ракеты. Опять же, корабли и подлодки стоят недешево. Но, во-первых, Китай давно делает военную технику сам. И, к сожалению для США и России, неплохую. Во-вторых, продавать Китаю американскую технику немного страшновато, потому что непонятно – кто в ней будет усердно копаться. Точнее, как раз понятно. Поэтому и не купят, и не продадут. Всерьез об этом говорить нельзя.

Звоночки раздавались уже давно. Вы все помните про историю с ZTE, а ведь с полгода назад громыхнуло куда интереснее, когда Штаты наложили санкции на крупнейшего производителя систем видеонаблюдения Hikvision. Видите ли, китайское правительство не там поставило их камеры на территории Китая (!). Камеры тут же стали плохими, их запретили продавать в США, а американские компании перестали поставлять комплектующие и технологии. Ничего не напоминает, нет?

Ласковые, хорошо одетые дяди шепчут на ухо Китаю: «Ну что, сука, понял намек? Будешь послушным? Перестанешь мешать продажам наших товаров? Будешь платить пошлины и молчать в тряпочку?». Чего только стоят последние заявления на нефтяном форуме в США, когда Китаю стали навязывать нефтегазовые контракты известно с кем. И прямым текстом сказали, что если не заключите, это «повлияет на ваши интересы в других сегментах рынка».

Вот только загнать нынешний Китай обратно, в самоощущение большой фабрики, без ковровых бомбардировок невозможно.

Китай изменился. Люди изменились. Все изменилось.

И поэтому Huawei будет страдать. Уже отзыва лицензии на Android достаточно, чтобы сильно испортить бизнес. Своя платформа? Посмотрим, конечно. Но она когда еще будет? А новость про разрыв с ARM – это вообще катастрофа, потому что ARM – это не только и не столько про смартфоны. Это еще и про телекомовское оборудование, один из краеугольных камней бизнеса Huawei. В этой связи, кстати, особенно пикантно, что ARM – компания, сидящая в Великобритании, а принадлежащая вообще японцам. Но слушается она известно кого.

Так что Huawei в ближайшем будущем придется действительно несладко. И это бесконечно несправедливо. Потому что на рынке было много амбициозных контор при бабле. Но чудо получилось только у Huawei. Просто вспомните, что в 2013 году у Apple был iPhone 5s, а у Samsung Galaxy S3 – прорывные для своего времени аппараты. А у Huawei был только Ascend P6, смешной кусок смрадного говна, да еще и крайне низкая культура инжиниринга и производства.

Уже в 2018 году, пять лет спустя, Huawei по техническому уровню шла нос к носу с Apple и Samsung, а кое в чем и опережала их. Давайте не будем придираться к деталям, ладно? С точки зрения потребителя смартфоны Huawei действительно ОЧЕНЬ хороши. А по ряду параметров (я про камеру) просто лучшие.

И вот теперь это чудо убивают. Весело. Ударами в висок кованым сапогом. С оттяжечкой.

Мы, конечно, переживем. Есть еще много производителей смартфонов и телекоммуникационного оборудования. Природа не терпит пустоты, и место Huawei, если оно освободится, мгновенно будет занято.

Но 20 мая весь мир получил потрясающий урок. Оказывается, все эти байки про свободный рынок и глобализацию – полное фуфло. И можно в один день, без затей и особых предупреждений, угандошить миллиардный бизнес. Чпок – и нету.

Что это значит для других государств и их крупных бизнесов? Да то, что американским компаниям нельзя доверять что-то серьезное. Равно как и тем, кто по каким-то причинам зависит от американцев. Потому что сегодня вы жаркие друзья, а завтра тебе надо вешать на офис замок, если у тебя не успели отобрать его за долги.

Ну или в контракте должно быть прописано, что ответственность за возможные санкции лежит на поставщике. Безо всяких там кривляний и оговорок. Насколько это увеличит цену контрактов – даже представить трудно, потому что ни одна страховая компания этот риск не покроет. В общем, об инфраструктурных проектах во многих странах Штатам можно смело забывать. Экономика начнет терять деньги. Весьма ощутимые.

Из меня довольно паршивый «пиндосоненавистник», я с огромным уважением отношусь к США, и уж точно не желаю стране и ее народу плохого. Но когда ты кидаешь тех, кого, собственно, и сделал такими, какие они есть, это неприятно. И очень запоминается не только кинутым, но и окружающими.

История с Huawei даст отличные козыри любителям разработать «наш продукт» за государственный счет, презентовав на выходе бессмысленную шляпу. Ну и стартапы соответствующие появятся. В большинстве случаев – с похожим выхлопом. Собственно, уже со всех сторон звучит радостное «А мы вас предупреждали!». Под такой шумок хорошо воруется, знаете ли.

Но совершенно очевидно, что 20 мая на рынке возникла острейшая потребность в операционной системе, не зависящей от росчерка пера одного человека. Не менее острая нужда есть и в наднациональном разработчике аппаратных решений.

Или держательницей всех концов должна стать гарантированно нейтральная страна с достаточно большими кулаками, чтобы искушение накостылять ей даже не возникало. Эдакая Швейцария образца 20-го века.

Сразу скажу, я не знаю, как все это организовать.

Но вполне очевидно, что строить IT-бизнес на платформе, которую у тебя в любой момент могут отжать, прямо как водочный завод в девяностых, стало опасным. А значит решение будет.

Лишь бы не под аккомпанемент настоящих, не киношных взрывов.

P.S. О том, как история с Huawei скажется на работе американских компаний в Китае, а также на доступе к производственным мощностям, есть смысл поговорить, когда появятся первые факты.