Холодным январским вечером 1941 года добрый дедушка Иосиф Виссарионович Сталин сидел в кабинете и курил трубку. Без стука открылась дверь и вошел добрый дедушка Лаврентий Павлович Берия.

– Товарищ Сталин, тут эти…
– Кто эти, товарищ Берия?
– Ну, как обычно. Попаданцы. Впустить?
– Погоди, погоди. Что они там сказать хотят?
– Стандартный набор, Иосиф Виссарионович! Перво-наперво рекомендуют расстрелять Хрущева за предательство идеалов коммунизма и лично вас.
– Ну это понятно… Что еще?
– Притащили с собой ноутбук с чертежами танка Т-72, самолета МиГ-29 и ядерной бомбы. Хотят успеть сделать до июня 41-го, чтобы наказать негодяя Гитлера.
– Никакой фантазии у людей…
– А не скажите, Иосиф Виссарионович! У них с собой связанный мужеложец Борис Моисеев, которого сбросят на парашюте и он накажет Гитлера с Геббельсом не только действием, но и хриплым пением!
– Фу, гадость какая. А песни “Любэ” они прихватили?
– Так точно, товарищ Сталин! С нотами и этим… забыл…
– Караоке.
– Да, точно, товарищ Сталин!
– Как же они меня достали, товарищ Берия! Уже триста сорок попаданцев, и все по одному сценарию… Хрущева расстрелять, построить танки из будущего, Васю моего вылечить от алкоголизма и сделать преемником…
– Товарищ Сталин, не совсем так. Помните тех странных попаданцев, которые требовали срочно произвести подводника Владимира Спиридоновича Путина в генералы и сделать народным комиссаром внутренних дел?
– Вместо тебя что ли?
– Так точно!

– А ведь правы были, черти. На кой хрен ты, Лаврентий, вообще нужен, если ядерная бомба уже готова?
– Но товарищ Сталин!..
– Шучу, шучу… Ладно. Не буду их принимать. Действуй, как обычно.
– Расстрелять?
– Да понятное дело. Задрали уже. Только сначала не забудь напоить сладким чаем. Мы же не палачи какие.

Лаврентий Берия тихо вышел. Иосиф Виссарионович встал, подошел к окну и задумчиво посмотрел на звездочку Кремля.

За окном шел снег и рота красноармейцев.

(навеяно новыми поступлениями на Флибусте)