В последнее время часто вспоминаю эту песню Высоцкого:

Нет меня – я покинул Расею, –
Мои девочки ходят в соплях!
Я теперь свои семечки сею
На чужих Елисейских полях.

Кто-то вякнул в трамвае на Пресне:
“Нет его – умотал наконец!
Вот и пусть свои чуждые песни
Пишет там про Версальский дворец”.

Слышу сзади – обмен новостями:
“Да не тот! Тот уехал – спроси!..”
“Ах не тот?!” – и толкают локтями,
И сидят на коленях в такси.

Тот, с которым сидел в Магадане,
Мой дружок по гражданской войне –
Говорит, что пишу я ему: “Ваня!
Скучно, Ваня, – давай, брат, ко мне!”

Я уже попросился обратно –
Унижался, юлил, умолял…
Ерунда! Не вернусь, вероятно, –
Потому что я не уезжал!

Кто поверил – тому по подарку, –
Чтоб хороший конец, как в кино:
Забирай Триумфальную арку,
Налетай на заводы Рено!

Я смеюсь, умираю от смеха:
Как поверили этому бреду?!
Не волнуйтесь – я не уехал,
И не надейтесь – я не уеду!

Просто первоапрельский розыгрыш в этом году удался, как никогда ранее. Не, в 2001-м я довольно бодро пошутил про взрывающиеся процессоры Intel, но с тех пор времени много прошло, забылось.

А тут недели не проходит, чтобы у меня не поинтересовались – как мне живется в Израиле, не напряжно ли летать в Россию на пресс-конференции?

Друзья. Я действительно больше не работаю в “Компьютерре”, потому что работаю в 3DNews. Моя должность действительно называется “ведущий аналитик”, и Муртазин действительно очень даже причем. Хотя не настолько, как я написал.

А вот уезжать из России пока не планирую. Может потому, что, подобно Дине Рубиной, я и не уезжал вовсе никуда из Израиля, а все эти восемь лет сидел на своей горе, любуясь башнями Иерусалима, от которого ни за какие деньги не согласился бы отвести навеки завороженного взгляда…

А может я вернулся, и понял психологию двоеженца: ты любишь в данный момент ту, которая перед глазами, но думаешь о той, которой рядом нет…

В любом случае, где бы меня не носило мысленно, физически я тут, в Москве. Хотя нет ничего более временного, чем постоянное.