Вчера поздно вечером прилетел в Брюссель.

На паспортном контроле открыто всего два окошка. Образовалась нехилая такая очередь, на которую бы посмотреть тем, кто любит орать “Шереметьево отстой”. Причем одно окошко для граждан Евросоюза, а второе – для всех остальных.

Я заметил, что евросоюзцы кончились, и ринулся к освободившемуся окошку. Мужик, сидящий там, взял мой паспорт и что-то пробормотал. Слова показались удивительно знакомыми, но я списал это на усталость после перелета и заложенные уши.

Мужик поднял голову, посмотрел мне в глаза и весьма отчетливо произнес “Ми эйфо ата ба?”. На иврите это значит “Ты откуда прилетел?”.

Я ответил, что из Москвы. Он спросил – почему из Москвы? Я сказал, что там работаю. И тут же поинтересовался – действительно ли он говорит на иврите, или это у меня с головой что-то не так?

Меня успокоили: мол, все в порядке, это не глюк.

Потом мы немного поговорили про Иерусалим, про мои планы развлечь себя в Брюсселе, а последний аккорд оказался просто потрясающим.

Отдавая мне паспорт, мужик громко и торжественно произнес: “Барух а ба ле Бельгиа!”, что означает “Добро пожаловать в Бельгию”.

С кем бы другим такое случилось, не поверил бы. Ладно, когда сотрудник паспортного контроля знает несколько слов на русском – это нормально. Но иврит трудно выучить случайно даже на уровне нескольких слов. А непринужденно болтать за жизнь на таком посту, уверен, может только израильтянин.

Наверное, тоже по родине тоскует.