Сегодня в соцсетях, завтра в Коммунарке

В ночной тишине раздался звонок в дверь. Эдуард сначала думал, что это ему снится, но пиликанье звонка не прекращалось. Просмотр аниме затянулся до двух часов, встать было непросто. Пришлось собрать все силы. Накинув шелковый халатик, Эдуард доковылял до двери и нажал кнопку умного глазка. На вспыхнувшем экране появилось лицо без особых примет с мудрыми усталыми глазами.

– Эдуард Викторович?
– Да, а что случи…
– Откройте, пожалуйста. Федеральная служба безопасности.
– Покажите удостоверение!
– Да, пожалуйста. Но вы все равно не отличите его от поддельного. Тем не менее, советую все же открыть дверь, потому что иначе мы ее выломаем.

Обладатель неприметного лица отошел от камеры, и Эдуард увидел четырех человек в черной форме и респираторах, держащих в руке инструменты пугающего вида. С учетом того, что Эдуарда конкретно пугали даже плоскогубцы, он тут же распахнул дверь.

Человек в штатском не стал заходить внутрь.

– Эдуард Викторович, вы же писали в последнее время много постов о коронавирусе?
– Да, но…
– Нет, не волнуйтесь. Отличные посты. Читали всем отделом. Особенно душевно получилось про геном S, кодирующий зубцы на поверхности вируса. Про замену аминокислоты в белке тоже отлично вышло.

Несмотря на испуг, Эдуард слегка покраснел от удовольствия.

– Ну я просто перевел несколько англоязычных постов…
– Да, мы знаем. Но это неважно, Эдуард. Неважно… Собирайтесь, пожалуйста. Возьмите белье, носки, удобную обувь.
– Я… арестован?
– Нет, что вы. Просто вы очень хорошо разбираетесь в предмете, а нам так не хватает специалистов по вирусу. Мы сейчас набираем персонал в специальную больницу, и ваша помощь очень нужна.
– Но я же менеджер по продажам…
– Канцтоваров, да. Мы знаем. Но почему-то вы совсем не писали о степлерах и шариковых ручках. Зато с утра до вечера строчили про вирус. Видно, что вам это действительно важно. Вот в реальных условиях и прокачаете скилы.
– Но я не врач!
– Так никто вас и не поставит лечить людей. Надо же кому-то выносить биологические жидкости, мыть палаты, санузлы. Утилизировать отходы. Наконец, делать врачам чай.

Эдуарда качнуло. Он похлопал глазами, чтобы прогнать жуткий сон. Но все осталось по-прежнему.

– Эдуард Викторович, вы можете, конечно, отказаться. Но тогда все равно придется проехать с нами. Пост про 500 тысяч заболевших, которых скрывает кровавая гэбня, был совершенно излишним. Товарищ полковник сильно расстроился. Спать не может. Загонял нас совсем.

Глаза людей в респираторах посуровели. Заглянув в них, Эдуард после недолгой паузы пошел собираться.

– Берите белья на пару недель, – заботливо сказал ему вслед человек в штатском, – И еще возьмите какую-нибудь хорошую книгу. А то там только ящик Библий от чокнутых монахинь из монастыря святого Пафнутия. Ну и айфон оставьте дома. Потом сразу про все в соцсетях напишете. Может и медалью какой похвастаетесь. А уж лайков сколько соберете!..

Выходя из комнаты, Эдуард грустно посмотрел сквозь пыльное стекло на соседние многоэтажки. В них одно за другим вспыхивали окна.