До меня дошли слухи, что наши блоги снова ожили. А раз так – понеслись! :)

Давным-давно одна довольно известная компания попросила меня разработать рекламу их новых процессоров для… мужских глянцевых журналов. В задаче было столько веселого идиотизма, что я согласился, даже не уточнив размер гонорара. Главная фишка тех процессоров заключалась в поддержке 64-битных расширений, которые в то далекое время использовались лишь в экспериментальных дистрибутивах Linux да секретных бетах Microsoft. В рекламе предполагалось напирать как раз на светлое будущее: мол, сейчас-то наши процессоры такие, как у всех, но вот выйдут 64-битные Windows и начнется такое шильме-бильме, что мало не покажется. И знаете, тогда действительно казалось, что дополнительные 32 бита серьезно повысят если не качество жизни, то эффективность работы компьютера.

Реклама была придумана и опубликована, но при жизни тех 64-битных процессоров соответствующая версия Windows так в массы и не пошла. А когда пошла – я уже «перегорел» и переходить на 64 бита не спешил. Тем более, что более любознательные коллеги сообщали о проблемах с драйверами и привычным софтом, а плюсов, кроме полноценного использования объема ОЗУ от 4 гигабайт и выше, назвать не могли.

Но вот недавно, тестируя систему на Core i7, я решил поставить систему с нуля, и, чтобы было совсем весело, не простую, а 64-битную. Благо Vista Ultimate у меня лицензионная, и в коробке лежат диски сразу с двумя версиями. Поставил. Умастил свежую операционку предварительно скачанными 64-битными драйверами. Поставил привычный набор программ. Стал осторожно водить мышкой и прислушиваться к ощущениям.

А ощущений-то никаких и нет, коллеги. Курсор ездит, программы работают. Единственная дисгармония обнаружилась в 64-битной версии… Internet Explorer’а: неповоротливая Adobe и по сей день не выпустила для нее Flash Player, так что многие сайты в этом браузере выглядят просто отвратительно. В результате пришлось пользоваться версией 32-битной, которую предусмотрительно не стали удалять. Что же до поддержки больших объемов памяти, то проку с нее – чуть. Я не открываю в Photoshop’е десятки 100-мегабайтных файлов, а RAW моего Nikon D90 превосходно ворочаются и на трех гигабайтах (точнее, 3200 мегабайтах – максимуме, который видит 32-битная операционная система). А игрушкам, скажем, от шести гигов не жарко и не холодно, потому что их авторы знают о трехгиговом ограничении и ориентируются именно на него.

А ведь 64-битность пошла в народ раньше, чем многоядерность. И воз, что обидно, поныне там. Неужели она настолько бестолковая? Пользу от двухканального (читай – 128-битный) режима работы памяти хоть в тестах можно посмотреть, а тут остается любоваться только на закладку со свойствами системы в Control Panel.

Кстати, свежую копию Vista я ставил на SSD-накопитель Понятно-Какой-Фирмы. Насколько знаю, один из самых быстрых в мире, массив RAID 0 из двух свежих винчестеров рвет, как Элвис Пресли Диму Билана. Правда, только в тестах. Немного подробнее об этом феномене – в следующий раз.