Один прекрасный день (посвящение О. Генри)

Пятница у Кати началась со встречи с новой начальницей. Она недавно пришла из конкурирующей компании, чем очень обидела Катю, надеявшуюся занять освободившуюся позицию. Начальница, немолодая женщина с хронической усталостью в глазах, посмотрела на Катю поверх очков и сказала:

— Читаю ваши отчеты уже три недели. Знаете, они самые длинные и подробные во всем отделе.

Катя покраснела. На написание отчетов уходило практически все ее рабочее время. Начальница продолжила:

— Вот только я не могу понять, а чем, собственно, вы занимаетесь? Какую пользу приносите отделу и компании? Расскажите, пожалуйста. В отчетах этого нет.

Катя покраснела еще сильнее. Она что-то промямлила про улучшение имиджа компании на фоне падения рынка, но начальница посмотрела на нее еще более грустно и попросила подумать до понедельника.

Не успела Катя выйти из кабинета, как ей позвонила мама. Маме потребовала в субботу отвезти ее на дачу «прикрыть яблоньки». «Зима близко», — мрачно подумала Катя и ответила, что никак не может. Много работы.

— А вот был бы у тебя мужчина, он бы отвез меня на дачу, — обиженно сказала мама.
— А разве Артур меня не бросил год назад из-за того, что ты достала его просьбами укрыть яблоньки и прочистить дымоход?
— А разве он бросил тебя не потому, что ты поссорилась с ним и на выходные уехала к Григорию?

Катя мрачно нажала «отбой». На самом деле Артура она выгнала сама, потому что он задрал сидеть дома и играть в «танки». Работать Артур не хотел, но постоянно требовал денег на ремонт своей «ласточки». «Ласточка», ржавая «бэха», жрала деньги, но не ездила.

Вечером Катя хотела пойти в музей. Но как всегда пошла в бар с подружками. Они когда-то вместе учились в университете, вроде как подружились, и пару лет встречались шумной компанией каждый месяц. Потом подружки стали отсеиваться, отсеиваться, и в итоге осталось только двое. Зато встречи стали еженедельными.

Катя смотрела на подружек с сочувствием. Им уже стукнуло по тридцатнику, а ей, пошедшей в школу в 6 лет, было всего 29. После первого салатика и третьего шота Люська заметила в другом конце стойки смутного знакомого и пересела к нему. Анька сослалась на усталость и уехала домой. Катя осталась одна. После пятого шота к ней подсел стареющий юноша с горящими глазами и сказал, что она очень красивая. Кате это так понравилось, что она заказала юноше выпить. Юноша выпил раз, два и три. Становилось понятно, что заказывать выпивку в ответ он не собирается. Катя погрустнела. Чтобы как-то разрядить ситуацию, она попробовала залезть на стойку и потанцевать, но бармен так грустно посмотрел на нее, что Катя передумала.

Один прекрасный день

Как она добралась до дома, Катя не помнила. Проснувшись утром в своей постели совершенно одна, если не считать лютой мигрени, Катя еще раз похвалила свой автопилот и пошла заваривать кофе. Выпив две чашки, она раскрыла старенький ноутбук, зашла в Facebook и начала писать:

«Принимаю флэшмоб от Лизы Пузиковой.

Вчера у меня был прекрасный день. Я познакомилась с нашей новой начальницей, потом поговорила с мамой, а вечером встретилась со старыми друзьями.»

Наверное, немногочисленные, но постоянные читатели Кати слегка удивились бы паре слезинок, упавших на клавиатуру.

Следующий постРавшан и Джамшут у меня в подъезде