Стоял на “Менделеевской”, поджидал автора.

На платформе дежурили две девушки-милиционера. Ну, полицейские, если угодно – мне до сих пор трудно перестроиться. Тем более, что они были похожи именно на милиционерш. Причем одна – прямо вполне и весьма.

Из вагона вышел мужчина в явном подпитии. В руке держал банку “яги” объемом 0.5 литра. Банку, замечу, открытую. Девушки ринулись к нему и сделали замечание насчет распития спиртных напитков в общественном месте.

Что сделал бы нормальный человек? Наверное, извинился бы. В худшем случае обошлось бы штрафом. В обычном – замечанием.

Что сделал мужчина?

– Начал орать, что он не пил, а банку просто так держит в руках (запах, понятное дело, остался после того, как его прижали к пьяному в вагоне, и он на автомате поцеловал его в засос)

– Отказался пройти на пост, чтобы посмотреть записи с камер в компании командира смены.

– Стал сбрасывать с себя девушек, когда они нежно (реально нежно) взяли его под руки, дабы сопроводить в нужном направлении.

– Покричал, что у него не имеют права изымать паспорт до выяснения подробностей о его многогранной личности (вот тут, кстати, не знаю – может он и прав)

В итоге все равно пошел на пост, покривлявшись минут десять. К чему был весь этот цирк – увы, не понимаю. Девушки вели себя крайне корректно, их было даже жалко. Особенно одну.